Конкурсному управляющему «Томск авиа» запрещено продавать имущество предприятия

Содержание
  1. Конкурсному управляющему «Томск авиа» запрещено продавать имущество предприятия
  2. Ïðåññà î ÂÀÑ ÐÔ
  3. Êîíêóðñíûé óïðàâëÿþùèé îáÿçàí ïðîâîäèòü ôèíàíàëèç ëèêâèäèðóåìîãî äîëæíèêà - ÂÀÑ
  4. Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 29.01.2010 по делу N А39-4473/2009 По делу о взыскании убытков, причиненных вследствие неправомерных действий конкурсного управляющего.
  5. Конкурсный управляющий
  6. Арбитражный управляющий «Каймана» о недовольстве обманутых дольщиков: Они заблуждаются

Конкурсному управляющему «Томск авиа» запрещено продавать имущество предприятия

Арбитражный суд Томской области запретил конкурсному управляющему авиакомпании «Томск авиа» проводить торги по реализации имущества компании в связи с подозрением в занижении цены, говорится в определении суда. Заявление о запрете проведения торгов подал один из кредиторов авиакомпании — Уральский завод гражданской авиации. По мнению заявителя, реализация имущества по заявленной конкурсным управляющим стоимости причинит ущерб кредиторам. «В обоснование заявленных требований кредитор ссылается на существенное расхождение в размерах рыночной стоимости реализуемого имущества, установленных конкурсным управляющим и судебным приставом-исполнителем (разница составила 58,2 млн руб.)», — говорится в материалах суда. Судебное разбирательство назначено на 3 августа 2016 года. Торги по продаже самолетов должны были состояться 20 июля. Заявки принимались до 13 июля, но ни на один из девяти самолетов претендентов не нашлось, следует из протоколов конкурса. Как сообщалось, конкурсный управляющий Татьяна Джур выставляла на торги пять Ан-24 и четыре Ан-26, общая начальная стоимость — 147,8 млн руб.

Ïðåññà î ÂÀÑ ÐÔ

Êîíêóðñíûé óïðàâëÿþùèé îáÿçàí ïðîâîäèòü ôèíàíàëèç ëèêâèäèðóåìîãî äîëæíèêà — ÂÀÑ

Êîíêóðñíûé óïðàâëÿþùèé äîëæíèêà, íàõîäÿùåãîñÿ â ïðîöåññå ëèêâèäàöèè, îáÿçàí ïðîâîäèòü àíàëèç åãî ôèíàíñîâîãî ñîñòîÿíèÿ ñ öåëüþ âûÿâëåíèÿ ïðèçíàêîâ ïðåäíàìåðåííîãî è ôèêòèâíîãî áàíêðîòñòâà, ñëåäóåò èç ðåçîëþòèâíîé ÷àñòè ïîñòàíîâëåíèÿ Ïðåçèäèóìà Âûñøåãî Àðáèòðàæíîãî Ñóäà (ÂÀÑ) ÐÔ, îïóáëèêîâàííîé âî âòîðíèê íà ñàéòå ñóäà.

Âûñøàÿ ñóäåáíàÿ èíñòàíöèÿ ðàññìàòðèâàëà äåëî ïî æàëîáàì íàëîãîâîãî îðãàíà è îäíîãî èç êîíêóðñíûõ êðåäèòîðîâ ëèêâèäèðóåìîãî äîëæíèêà ÇÀÎ «Óðàëêîðä» íà äåéñòâèÿ åãî êîíêóðñíîãî óïðàâëÿþùåãî. Çàÿâèòåëè æàëîá, â ÷àñòíîñòè, óêàçûâàëè íà îòñóòñòâèå çàêëþ÷åíèÿ óïðàâëÿþùåãî î íàëè÷èè ëèáî îòñóòñòâèè ïðèçíàêîâ ôèêòèâíîãî áàíêðîòñòâà è òðåáîâàëè îòñòðàíèòü óïðàâëÿþùåãî îò èñïîëíåíèÿ îáÿçàííîñòåé.

Ñóäû òðåõ èíñòàíöèé â Öåíòðàëüíîì îêðóãå îòêëîíèëè æàëîáû, ñîñëàâøèñü íà òî, ÷òî çàêîíîäàòåëüñòâî î áàíêðîòñòâå íå ñîäåðæèò íîðì, ïðÿìî îáÿçûâàþùèõ êîíêóðñíîãî óïðàâëÿþùåãî ïðîâîäèòü àíàëèç ôèíàíñîâîãî ñîñòîÿíèÿ äîëæíèêà è âûÿâëÿòü ïðèçíàêè ôèêòèâíîãî áàíêðîòñòâà. Ïî ìíåíèþ ñóäîâ, ýòà îáÿçàííîñòü çàêðåïëåíà òîëüêî â îòíîøåíèè âðåìåííûõ óïðàâëÿþùèõ.

Îäíàêî êîëëåãèÿ èç òðåõ ñóäåé ÂÀÑ ÐÔ, ïåðåäàâàÿ äåëî íà ïåðåñìîòð â Ïðåçèäèóì, îòìåòèëà, ÷òî îáÿçàííîñòü ïðîâîäèòü ôèíàíàëèç è âûÿâëÿòü ïðèçíàêè ôèêòèâíîãî áàíêðîòñòâà, ñîäåðæàùàÿñÿ â ïåðå÷íå îáÿçàííîñòåé àðáèòðàæíûõ óïðàâëÿþùèõ, ÿâëÿåòñÿ îáùåé äëÿ âñåõ óïðàâëÿþùèõ.  òîì ÷èñëå è â òåõ ñëó÷àÿõ, êîãäà êîíêóðñíîå ïðîèçâîäñòâî ââîäèòñÿ, ìèíóÿ ñòàäèþ íàáëþäåíèÿ, êàê ýòî áûâàåò ïðè ëèêâèäàöèè äîëæíèêà.

Êîëëåãèÿ îñîáî óêàçàëà, ÷òî ðåçóëüòàòû äåÿòåëüíîñòè óïðàâëÿþùåãî ïî âûÿâëåíèþ ôèêòèâíîãî áàíêðîòñòâà âëèÿþò íà ïðàâà êðåäèòîðîâ.  ÷àñòíîñòè, óñòàíîâëåíèå ïðèçíàêîâ ôèêòèâíîãî èëè ïðåäíàìåðåííîãî áàíêðîòñòâà ìîæåò ñïîñîáñòâîâàòü ïðèâëå÷åíèþ ê ñóáñèäèàðíîé îòâåòñòâåííîñòè êîíòðîëèðóþùèõ äîëæíèêà ëèö.

Ïðåçèäèóì ÂÀÑ ÐÔ âî âòîðíèê îòìåíèë ñóäåáíûå àêòû òðåõ èíñòàíöèé è íàïðàâèë äåëî â ýòîé ÷àñòè íà íîâîå ðàññìîòðåíèå â àðáèòðàæ Îðëîâñêîé îáëàñòè.

Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 29.01.2010 по делу N А39-4473/2009 По делу о взыскании убытков, причиненных вследствие неправомерных действий конкурсного управляющего.

ПЕРВЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

от 29 января 2010 г. по делу N А39-4473/2009

Резолютивная часть постановления объявлена 26.01.2010.

Полный текст постановления изготовлен 29.01.2010.

Первый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Протасова Ю.В.,

судей Урлекова В.Н., Рубис Е.А.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Хоревым О.А.,

рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Федеральной налоговой службы в лице Управления Федеральной налоговой службы по Республике Мордовия

на решение Арбитражного суда Республики Мордовия от 16.11.2009, принятое судьей Сычуговой С.И.,

по иску Федеральной налоговой службы в лице Управления Федеральной налоговой службы по Республике Мордовия о взыскании с индивидуального предпринимателя Ф.И.О. 3 531 416 руб. убытков,

участвующие в деле лица, надлежаще извещенные о времени

и месте рассмотрения апелляционной жалобы, участие полномочных представителей в судебном заседании не обеспечили.

Изучив материалы дела, Первый арбитражный апелляционный суд установил следующее.

Решением Арбитражного суда Республики Мордовия от 05.12.2005 по делу N А39-3597/2005 федеральное государственное унитарное предприятие “Племенной конный завод “Мордовский“ (далее — ФГУП “Племенной конный завод “Мордовский“, должник) признано несостоятельным (банкротом) и в отношении его имущества открыто конкурсное производство и конкурсным управляющим утвержден Пустакин Валерий Васильевич (далее — ИП Пустакин В.В., предприниматель). Определением суда от 27.06.2007 Пустакин В.В. освобожден от исполнения обязанностей конкурсного управляющего должника на основании личного заявления, новым конкурсным управляющим утвержден Талалаев Евгений Геннадьевич. Определением от 14.04.2009 конкурсное производство в отношении должника завершено.

Федеральная налоговая служба в лице Управления Федеральной налоговой службы по Республике Мордовия (далее — ФНС России, Федеральная налоговая служба, Управление, уполномоченный орган) обратилась в Арбитражный суд Республики Мордовия с исковым заявлением о взыскании с индивидуального предпринимателя Ф.И.О. убытков в размере 3 531 416 руб., причиненных ненадлежащим исполнением обязательств арбитражного управляющего в период проведения процедур банкротства в отношении ФГУП “Племенной конный завод “Мордовский“.

В обоснование заявленного требования заявитель указал на то, что за период проведения процедур банкротства арбитражным управляющим были допущены нарушения, которые не позволили сформировать достаточную конкурсную массу, что причинило ФНС России значительные убытки как кредитору в делах

о банкротстве и в процедурах банкротства. ФНС России полагает, что ИП Пустакиным В.В. ненадлежащим образом исполнялись возложенные на него обязанности, выразившиеся в заключении договора ответственного хранения имущества с правом его использования хранителем в предпринимательской деятельности без согласования с собранием кредиторов, в связи с чем причинены убытки Российской Федерации в сумме 3 517 325 руб. 85 коп., а также в излишне начисленном и полученном арбитражным управляющим вознаграждении за период проведения процедуры наблюдения в сумме 24 031 руб. 87 коп., в связи с чем причинены убытки Российской Федерации в сумме 14 087 руб. 99 коп..

Указанные обстоятельства повлекли за собой увеличение текущих расходов должника на проведение процедуры банкротства и уменьшение размера конкурсной массы, что отразилось на удовлетворении требований кредиторов и уполномоченного органа.

Требования уполномоченного органа основаны на статьях 12, 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, пунктах 1, 3, абзаце 6 пункта 4 статьи 24 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)“.

Третьими лицами привлечены некоммерческое партнерство “Приволжская саморегулируемая организация арбитражных управляющих“ (в настоящее время переименовано в некоммерческое партнерство “Первая Саморегулируемая Организация Арбитражных Управляющих“ — НП “Первая СРО АУ“) и открытое акционерное общество “Российское страховое народное общество“ “РОСНО“.

Решением суда от 16.11.2009 заявленные требования удовлетворены частично. Арбитражный суд взыскал с ИП Пустакина В.В. в пользу уполномоченного

органа 12 113 руб. 75 коп. В остальной части иск подлежал отклонению за недоказанностью размера убытков.

При принятии судебного акта арбитражный суд первой инстанции исходил из того, что факт нарушения неправомерными действиями конкурсного управляющего Пустакина В.В. прав заявителя, наличие причинной связи между допущенными нарушениями и возникшими убытками, а также размер убытков в размере 12 113 руб. 75 коп. являются доказанными.

Не согласившись с принятым судебным актом, ФНС России обратилась в Первый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит отменить решение суда полностью в связи с недоказанностью обстоятельств, которые суд посчитал установленными, несоответствием изложенных в решении выводов обстоятельствам дела.

По мнению ФНС России, суд первой инстанции при вынесении обжалуемого решения не дал надлежащей оценки правомерности и обоснованности его требованиям.

Заявитель апелляционной жалобы считает, что конкурсный управляющий Пустакин В.В., заключая договор хранения имущества должника, превысил свои полномочия, предоставленные ему Федеральным законом от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)“, который не предоставляет арбитражному управляющему права осуществлять расходование конкурсной массы на проведение по его усмотрению мероприятий, выходящих за пределы тех действий, которые он должен совершить во исполнение требований Закона о банкротстве, в результате чего причинил убытки кредиторам в сумме 6 000 000 руб.

Действия конкурсного управляющего не являются целесообразными и необходимыми, повлекли необоснованное расходование конкурсной массы и

свидетельствуют о несоблюдении им положений, содержащихся в пункте 6 статьи 24 Закона о банкротстве, возлагающих на него обязанность действовать добросовестно и разумно.

ФНС России, ссылаясь на статью 401 Гражданского кодекса Российской Федерации, также считает, что арбитражный управляющий, являясь индивидуальным предпринимателем, несет ответственность за невыполнение или ненадлежащее исполнение закона в любом случае, независимо от вины.

Управление Федеральной налоговой службы по Республике Мордовия и ИП Пустакин В.В., надлежаще извещенные о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы, участие полномочных представителей в судебном заседании не обеспечили.

Представив в отзыв на апелляционную жалобу, Пустакин В.В. просит оставить обжалуемый судебный акт без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения, указывая на законность и обоснованность принятого арбитражным судом первой инстанции решения.

Апелляционная жалоба рассмотрена в порядке статьей 123, 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в отсутствие лиц, участвующих в деле.

Законность принятого судебного акта проверена Первым арбитражным апелляционным судом в порядке, установленном статьями 258, 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Рассмотрев имеющиеся в материалах дела доказательства, оценив доводы апелляционной жалобы, заслушав лиц участвующих в деле арбитражный суд апелляционной инстанции не находит правовых оснований для отмены решения арбитражного суда первой инстанции.

Согласно пункту 2 статьи 4 Федерального закона от 30.12.2008 N 296-ФЗ “О внесении изменений в Федеральный закон “О несостоятельности (банкротстве)“ к делам о

банкротстве, производство по которым возбуждено до дня вступления в силу настоящего Федерального закона, до момента завершения процедуры, применяемой в деле о банкротстве (финансового оздоровления, внешнего управления, конкурсного производства или мирового соглашения) и введенной до дня вступления в силу настоящего Федерального закона, применяются положения Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)“ без учета изменений, внесенных настоящим Федеральным законом.

В силу статьи 24 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)“ (далее — Закон о банкротстве, Закон) арбитражный управляющий в своей деятельности обязан руководствоваться законодательством Российской Федерации. При проведении процедур банкротства арбитражный управляющий, утвержденный арбитражным судом, обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества. Арбитражный управляющий имеет право созывать собрание кредиторов, созывать комитет кредиторов, обращаться в арбитражный суд с заявлениями и ходатайствами в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом, получать вознаграждение в размерах и в порядке, которые установлены настоящим Федеральным законом, привлекать для обеспечения осуществления своих полномочий на договорной основе иных лиц с оплатой их деятельности за счет средств должника, если иное не установлено настоящим Федеральным законом, собранием кредиторов или соглашением кредиторов.

Арбитражный управляющий в деле о банкротстве обязан: принимать меры по защите имущества должника; анализировать финансовое состояние должника; анализировать финансовую, хозяйственную и инвестиционную деятельность должника, его положение на

товарных и иных рынках; вести реестр требований кредиторов, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Федеральным законом; предоставлять реестр требований кредиторов лицам, требующим проведения общего собрания кредиторов, в течение трех дней с даты поступления требования в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом; возмещать убытки должнику, кредиторам, третьим лицам в случае причинения им убытков при исполнении возложенных на него обязанностей с даты вступления в законную силу судебного акта о возмещении таких убытков; выявлять признаки преднамеренного и фиктивного банкротства, а также обстоятельства, ответственность за которые предусмотрена пунктами 3 и 4 статьи 10 настоящего Федерального закона; осуществлять иные установленные настоящим Федеральным законом функции.

Как следует из материалов дела, Арбитражный суд Республики Мордовия решением от 05.12.2005 по делу N А39-3597/2005 признал ФГУП “Племенной конный завод “Мордовский“ несостоятельным (банкротом) и открыл в отношении его имущества конкурсное производство. На должность конкурсного управляющего утвердил Пустакина В.В.

Определениями от 14.09.2005 требования ФНС России как уполномоченного органа по представлению интересов Российской Федерации как кредитора в делах о банкротстве и в процедурах банкротства в сумме 16 359 196 руб., в том числе по основному долгу 11 309 801 руб., включены в реестр требований кредиторов с отнесением в третью очередь.

Определением суда от 27.06.2007 Пустакин В.В. освобожден от исполнения обязанностей конкурсного управляющего должника на основании личного заявления,

новым конкурсным управляющим утвержден Талалаев Е.Г.

Как предусмотрено пунктом 1 статьи 149 Закона о банкротстве, определение о завершении конкурсного производства выносится арбитражным судом по результатам рассмотрения отчета конкурсного управляющего.

Завершая процедуру конкурсного производства по делу N А39-3597/2005 определением от 14.04.2009, вынесенным в порядке статьи 149 Закона о банкротстве по результатам рассмотрения отчета конкурсного управляющего, суд первой инстанции установил, что в конкурсную массу ФГУП “Племенной конный завод “Мордовский“ поступили денежные средства в размере 20 648 481 руб. (в том числе вырученная сумма от продажи имущества должника составила 17 701 452 руб.), направленные конкурсным управляющим на погашение расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему, на погашение текущих расходов, в том числе оплачено по договору об ответственном хранении имущества от 01.01.2006 N 01 — 6 000 000 руб. Ввиду недостаточности имущества задолженность третьей очереди в сумме 24 322 121 руб. 59 коп., в том числе требование уполномоченного органа по обязательным платежам в размере 16 359 196 руб., осталась непогашенной.

Предметом иска Управления явилось требование о взыскании с арбитражного управляющего Пустакина В.В. 3 531 416 руб. убытков. В обоснование требования истец указал на неполучение в ходе конкурсного производства 16 359 196 руб. вследствие неправомерных действий конкурсного управляющего. В частности, он незаконно заключил договор об ответственном хранении от N

01 и понес расходы в сумме 6 000 000 руб., а также арбитражный управляющий излишне получил вознаграждение за процедуру наблюдения в сумме 24 031 руб. 87 коп.

В соответствии с пунктами 4 и 6 статьи 24 Закона о банкротстве при проведении процедур банкротства арбитражный управляющий, утвержденный арбитражным судом, обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества. Арбитражный управляющий обязан возмещать убытки должнику, кредиторам, третьим лицам в случае причинения им убытков при исполнении возложенных на него обязанностей.

Ответственность арбитражного управляющего, установленная статьями 24 и 25 Закона о банкротстве, является гражданско-правовой, поэтому размер вреда (убытков) определяется по правилам статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации. Иных специальных норм о принципах исчисления убытков, подлежащих возмещению арбитражным управляющим, законодательство не содержит.

Следовательно, правовая конструкция поведения управляющего близка к действиям в чужом интересе без поручения, когда действия обусловлены предотвращением вреда имуществу должника, исходя из очевидной выгоды или пользы как должника, так и кредиторов. При этом одобрением действий управляющего можно считать отсутствие жалоб кредиторов и должника на такие действия либо заявлений об отстранении управляющего в связи с ненадлежащим исполнением своих полномочий.

Правила, применяемые в период конкурсного производства, установлены в статьях 124 — 149 Закона о банкротстве.

Согласно пункту 1 статьи 126 Закона о банкротстве с даты принятия арбитражным судом

решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства совершение сделок, связанных с отчуждением имущества должника или влекущих за собой передачу его имущества третьим лицам в пользование, допускается исключительно в порядке, установленном главой VII Закона о банкротстве.

Полномочия конкурсного управляющего указаны в статье 129 Закона, согласно которым он вправе, помимо прочего, распоряжаться имуществом должника в порядке и на условиях, которые установлены Законом (абзац первый пункта 3).

В соответствии со статьей 131 Закона о банкротстве все имущество должника, имеющееся на момент открытия конкурсного производства и выявленное в ходе конкурсного производства, составляет конкурсную массу.

Материалами дела подтверждается, что 01.01.2006 ФГУП “Племенной конный завод “Мордовский“ в лице конкурсного управляющего Пустакина В.В. (поклажедатель) и ООО “Агропромсервис“ (хранитель) заключили договор об ответственном хранении N 01, по которому хранитель обязуется хранить имущество, указанное в приложении N 1 к договору, являющемуся одновременно актом приема-передачи имущества, переданного ему поклажедателем, и возвратить имущество в сохранности и сроки, указанные договором. По пункту 4.1 договора вознаграждение за хранение составляет 300 000 руб. в месяц, которое выплачивается хранителю ежемесячно не позднее пятого числа месяца, следующего за отчетным. Расходы хранителя за хранение имущества включаются в вознаграждение за хранение (пункт 4.6 договора).

По приложению N 1 к договору на хранение было передано: оборудование, механизмы, машины, транспорт, недвижимое имущество, а также крупнорогатый скот (389 голов), нетели (75 голов), бычки до 1 года (95 голов), скот на откорме (56 голов), телки старше 1 года (294 головы), телки до 1 года (140 голов), а также парнокопытные: жеребцы, конематки (60 голов). Общая стоимость переданного на хранение имущества составила 23744495 руб. 09 коп. Актом от 01.09.2007 хранитель — ООО “Агропромсервис“ передал обратно в конкурсную массу поклажедателя — ФГУП “Племконезавод “Мордовский“ в лице конкурсного управляющего Талалаева Е.Г. находившееся на хранении имущество должника на общую сумму 23 744 495 руб. 09 коп.

По платежным поручениям от 24.09.2008 N 3 и от 29.09.2008 N 8 ФГУП “Племенной конный завод “Мордовский“ (в лице конкурсного управляющего Талалаева Е.Г.) перечислило хранителю ООО “Агропромсервис“ за весь период хранения имущества (20 месяцев) стоимость услуг хранения по указанному договору в размере 5 400 000 руб. и 600 000 руб. соответственно, а всего перечислено 6 000 000 руб.

Судом первой инстанции установлено, что указанный договор хранения предусматривает безвозмездное пользование имуществом должника со стороны хранителя и, кроме того, поклажедатель обязан ежемесячно перечислять 300 000 руб. вознаграждения за услуги хранения.

Из анализа положений статей 102, 126, 129 и 139 Закона о банкротстве следует, что совершение такой сделки допускается только при согласии конкурсных кредиторов. Однако конкурсный управляющий Пустакин В.В. заключил договор хранения имущества должника без получения согласия у собрания кредиторов, что нарушает их интересы и противоречит законодательству о банкротстве.

Между тем согласно представленным ответчиком в материалы дела калькуляциям — расчетам затрат на содержание 1 головы взрослого скота КРС, 1 головы лошади, а также сводных калькуляций на содержание животных (стада КРС, племенных конематок и жеребцов), переданных по договору хранения хранителю — ООО “Агропромсервис“, общие затраты по содержанию скота за весь период хранения составили сумму 20 512 350 руб., в том числе: затраты на лонное стадо — 8 928 979 руб., затраты на молодняк КРС 3 765 606 руб., затраты на взрослый крупнорогатый скот — 6 639 959 руб., затраты на лошадей — 1 177 806 руб. Доходы хранителя за этот период составили сумму 13 388 100 руб. Разница по расходам составила — 7 124 250 руб. Калькуляции составлены и подписаны сторонами договора хранения: конкурсным управляющим Пустакиным В.В. и руководителем ООО “Агропромсервис“. Таким образом, хранителем понесены убытки в результате несения затрат на содержание КРС, а также лошадей в сумме 7 124 250 руб. Фактические затраты ООО “Агропромсервис“ на содержание дойного стада за весь период хранения составили 10 364 000 руб.

Следовательно, ссылка уполномоченного органа на отчет о прибылях и убытках ООО “Агропромсервис“ за 9 месяцев 2007 года в качестве доказательств причинения убытков признается арбитражным апелляционным судом необоснованной, поскольку в форме отчета о прибылях и убытках подлежит учету доход только от реализованной продукции (молоко, мясо, зерно и т.д.) и не учитываются затраты по содержанию недойного стада в количестве 660 голов и лошадей в количестве 60 голов, которые хранитель — ООО “Агропромсервис“ не реализовал, а возвратил ФГУП “Племенной конный завод “Мордовский“. Так, за 9 месяцев 2007 года в расчете прибыли ООО “Агропромсервис“ от реализации продукции основную сумму составляет прибыль от реализации зерна в сумме 1 314 684 руб. и субсидии Правительства Республики Мордовия в размере 899 00 руб. Указанные обстоятельства подтверждаются отчетом конкурсного управляющего о ходе конкурсного производства.

Таким образом, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу, что не может являться доказанным факт причинения убытков уполномоченному органу от несения затрат в конкурсном производстве на содержание и корм скота и племенных лошадей при оплате услуг хранителя в общей сумме 6 000 000 руб., поскольку данные действия ИП Пустакина В.В. были направлены на мероприятия по сохранению и жизнеобеспечению животных (статья 137 ГК РФ), которые в составе имущества включены в конкурсную массу.

В рассматриваемом случае требование о взыскании убытков к арбитражному управляющему Пустакину В.В. предъявлены ФНС России — кредитором третей очереди.

В соответствии со статьями 2, 131, 134 Закона о банкротстве в ходе конкурсного производства требования кредиторов, включенных в реестр требований, удовлетворяются соразмерно за счет выявленного имущества должника, составляющего конкурсную массу.

Согласно статьям 12, 24, 60, 143 Закона о банкротстве кредиторы и уполномоченный орган на собрании кредиторов вправе осуществлять контроль за деятельностью утвержденного судом конкурсного управляющего. В случае нарушения арбитражным управляющим прав и законных интересов кредиторов (уполномоченных органов) Закон предусматривает судебное рассмотрение жалоб (заявлений), в ходе которого выясняются конкретные спорные обстоятельства, соблюдение правил проведения процедуры, исходя из предоставленных управляющему прав и обязанностей, и дается надлежащая правовая оценка.

В силу подпункта 2 пункта 1 статьи 145 Закона о банкротстве конкурсный управляющий может быть отстранен от исполнения обязанностей по заявлению лица, участвующего в деле о банкротстве, при наличии одновременно нескольких условий: доказанности фактов неисполнения или ненадлежащего исполнения конкурсным управляющим своих обязанностей, нарушения прав и законных интересов заявителя, причинения и возможности причинения убытков должнику и кредиторам.

Таким образом, для отстранения арбитражного от исполнения обязанностей достаточно установить большую степень вероятности причинения им убытков конкурсным кредиторам.

Согласно положениям статьи 60 Закона о банкротстве в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) подлежат рассмотрению жалобы кредиторов, представителя учредителей (участников) должника, иных лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве, на действия арбитражного управляющего, нарушающие их права и законные интересы.

Таким образом, незаконность действий (бездействия) арбитражного управляющего подлежит доказыванию в деле о банкротстве в порядке, предусмотренном статьи 60 Закона о банкротстве.

Однако доказательств того, что действия конкурсного управляющего признаны противоправными, не соответствующими требованиям закона и других нормативных актов в порядке статьи 60 Закона о банкротстве, в материалах дела не имеется.

Кроме того, арбитражным апелляционным судом установлено, что ФНС России не предъявлялись жалобы на действия (бездействие) Пустакина В.В., а также о нарушении прав и законных интересов уполномоченного органа в период осуществления полномочий им конкурсного управляющего ФГУП “Племконезавод “Мордовский“. Предприниматель от исполнения обязанностей конкурсного управляющего также не отстранялся.

В соответствии с пунктами 1 статей 1064, 1082 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Удовлетворяя требование о возмещении вреда, суд в соответствии с обстоятельствами дела обязывает лицо, ответственное за причинение вреда, либо возместить вред в натуре, либо возместить причиненные убытки (пункт 2 статьи 15 указанного кодекса).

На основании статьи 15 (пунктов 1 и 2) Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Предусмотренная данными нормами ответственность носит гражданско-правовой характер, в связи с чем исковые требования о взыскании убытков, причиненных неправомерными действиями арбитражного управляющего, подлежат доказыванию по правилам статей 15, 1064, 1082 Гражданского кодекса Российской Федерации с учетом специальных положений Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)“.

Согласно разъяснениям, данным в пункте 48 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.12.2004 N 29 “О некоторых вопросах практики применения Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)“, арбитражный управляющий несет ответственность в виде возмещения убытков при условии, что таковые причинены в результате его неправомерных действий.

Согласно абзацу 7 пункта 4 статьи 24 Закона о банкротстве арбитражный управляющий обязан возмещать убытки должнику, кредиторам, третьим лицам в случае причинения им убытков при исполнении возложенных на него обязанностей с даты вступления в законную силу судебного акта о возмещении таких убытков.

Из приведенной выше нормы следует, что для взыскания убытков необходимо доказать наличие одновременно нескольких условий, а именно: наличие убытков, противоправное поведение ответчика (вина ответчика, неисполнение им своих обязательств), причинно-следственная связь между понесенными убытками и неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств и непосредственно размер убытков.

Отсутствие одного из вышеперечисленных элементов влечет за собой отказ в удовлетворении иска.

В силу статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Отказывая в удовлетворении искового заявления в части взыскания убытков в размере 3 531 416 руб., суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу, что доказательств неисполнения или ненадлежащего исполнения арбитражным управляющим своих обязанностей заявителем не представлено, в связи с чем оснований для взыскания с ИП Пустакина В.В. убытков у арбитражного суда не имелось.

Данный вывод суда первой инстанции не противоречит представленным в материалах дела документам.

Довод заявителя жалобы об ответственности арбитражного управляющего независимо от вины в силу статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации также отклоняется арбитражным апелляционным судом, поскольку данная норма предусматривает ответственность при ненадлежащем исполнении одной из сторон обязательств, возникших при исполнении договора.

Иные аргументы заявителя апелляционной жалобы проверены судом апелляционной инстанции, однако они признаются несостоятельными, поскольку не опровергают законности принятого по делу судебного акта и не подтверждаются материалами дела.

Обстоятельства дела судом первой инстанции исследованы полно, объективно и всесторонне, им дана надлежащая правовая оценка.

Исходя из изложенного оснований для отмены судебного акта и удовлетворения апелляционной жалобы не имеется.

Оспариваемый судебный акт соответствует нормам материального права, а содержащиеся в нем выводы — установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

Нарушений норм процессуального права, являющихся согласно пункту 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены судебного акта, судом апелляционной инстанции не установлено.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации вопрос об уплате государственной пошлины за рассмотрение апелляционной жалобы не рассматривается, так как уполномоченный орган освобожден от уплаты государственной пошлины как орган, выступающий в защиту государственных и общественных интересов.

Руководствуясь статьями 258, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Первый арбитражный апелляционный суд

решение Арбитражного суда Республики Мордовия от 16.11.2009 по делу N А39-4473/2009 оставить без изменения, апелляционную жалобу Федеральной налоговой службы в лице Управления Федеральной налоговой службы по Республике Мордовия — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа в двухмесячный срок со дня его принятия.

Конкурсный управляющий

Полномочия конкурсного управляющего обширны и направлены на осуществление ликвидации должника с максимальным учетом интересов кредиторов. Кроме того, в тех случаях, когда предприятие — должник продолжает функционировать, полномочия конкурсного управляющего направлены еще и на осуществление хозяйственной деятельности. В целях наиболее адекватного проведения мероприятий конкурсного производства управляющий может составить план конкурсного производства и представить его на утверждение кредиторам (отметим, что Закон о банкротстве таких требований не предъявляет). Арбитражный суд полномочиями по утверждению плана конкурсного производства не обладает, что было подтверждено п. 18 информационного письма Президиума ВАС РФ N 43 от 6 августа 1999 г. . Тем не менее представляется необходимым установить право арбитражного суда проверять законность мероприятий, предложенных управляющим, поскольку на практике нередки ситуации, когда управляющий намеревается осуществлять мероприятия, не соответствующие законодательству.
———————————
Отметим, что Президиум ВАС РФ дважды издавал Обзоры практики применения Закона о банкротстве — они содержатся в информационных письмах N 43 (от 6 авг. 1999 г.) и N 64 (от 14 июня 2001 г.).
Конкурсный управляющий обязан действовать в интересах кредиторов, поэтому Закон предоставляет им возможность контролировать исполнение управляющим своих обязанностей. Право контроля предоставлено и арбитражному суду. По требованию как суда, так и кредиторов (собрания или комитета) управляющий обязан в любое время предоставлять отчет о ходе конкурсного производства. Но даже при отсутствии указанных требований управляющий обязан (в силу п. 1 ст. 115 Закона) как минимум раз в месяц предоставлять собранию либо комитету кредиторов отчет о своей деятельности. На практике далеко не всегда управляющие предоставляют подобные отчеты, в связи с чем возникает вопрос о квалификации такого бездействия. На мой взгляд, непредставление отчета позволяет сделать вывод о недобросовестном осуществлении управляющим своих обязанностей, что может послужить основанием для отстранения управляющего либо для привлечения его к ответственности на основании ст. 21 Закона.

Конкурсный управляющий исполняет следующие функции:

1. Работа с имуществом должника
Управляющий должен осуществить принятие имущества (от временного или внешнего управляющего), его инвентаризацию (даже если она проводилась на стадии наблюдения либо внешнего управления). Кроме того, управляющий должен произвести оценку имущества должника и принять меры для его сохранности. Пункт 1 ст. 102 Закона специально устанавливает, что для осуществления инвентаризации и оценки имущества должника управляющий имеет право привлекать специалистов с оплатой их услуг за счет имущества должника, если иное не установлено собранием или комитетом кредиторов. Отметим, что поскольку из текста Закона не следует, что собрание или комитет кредиторов может вообще запретить привлечение специалистов либо установить иной источник оплаты их услуг, то, на мой взгляд, допустимы оба указанных ограничения. Привлечение независимого оценщика является обязательным, если речь идет об оценке недвижимого имущества; иное может быть установлено собранием или комитетом кредиторов. Также управляющий должен принимать меры, направленные на поиск, выявление и возврат имущества должника, находящегося у третьих лиц, — с этой целью возможно его обращение с исками, в том числе виндикационными, к субъектам, незаконно владеющим имуществом должника.
2. Анализ финансового состояния должника
Этот анализ осуществляется с целью выявить признаки преднамеренного или фиктивного банкротства (установить их наличие или отсутствие); ответить на вопросы о возможности и целесообразности продажи бизнеса должника; о факторах, влияющих на длительность и характеристики ликвидационных процессов, и т.д. В ходе изучения документов должника конкурсный управляющий обязан обнаружить имеющиеся у должника договоры банковского счета и принимать меры к их прекращению, т.е. к закрытию счетов. Таким образом, в данном случае в соответствии с п. 1 ст. 105 Закона управляющий в одностороннем порядке отказывается от заключенных должником договоров банковского счета. Со всех этих счетов остатки средств должны перечисляться на один счет, являющийся основным. На основной счет должника зачисляются все денежные суммы, поступающие от реализации имущества. С этого счета оплачиваются все требования к должнику — как очередные, так и текущие. Пункт 3 ст. 105 Закона некоторые текущие расходы называет (данные требования не подлежат внесению в реестр требований кредиторов и должны удовлетворяться в общем порядке в соответствии со ст. 855 ГК РФ): расходы, связанные с выплатой вознаграждения конкурсному управляющему; текущие коммунальные и эксплуатационные платежи; расходы, связанные с публикацией сообщения о признании должника банкротом и сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства, а также с уведомлением кредиторов должника; иные расходы, связанные с осуществлением конкурсного производства. Конкурсный управляющий обязан отчитываться перед кредиторами по требованию собрания либо комитета о состоянии основного счета должника (о порядке отчетов было сказано выше).
3. Работа с кредиторами
Конкурсный управляющий должен принимать заявляемые требования кредиторов — как установленные, так и не являющиеся таковыми, вносить их в реестр, определять очередность удовлетворения. Если требование установленным не является, управляющий анализирует его обоснованность и признает или отказывается признать требование, заявив об этом кредитору. Установленные требования (подтвержденные вступившим в законную силу решением суда либо признанием требования должником) управляющий ОБЯЗАН (здесь и далее выделено мной. — М.Т.) внести в реестр (даже если сомневается в обоснованности оснований установления). На практике встречаются ситуации, когда управляющий по собственной инициативе заявляет требование. Следует отметить, что вносить в реестр требования, не заявленные кредиторами, управляющий не имеет права. На этапе конкурсного производства подлежит применению порядок установления требований, определенный для внешнего управления; он регламентируется нормами ч. 2 п. 1 ст. 114, ст. 75, ст. 46 Закона. Необходимо отметить, что в настоящее время подлежат обжалованию на основании Постановления Конституционного Суда РФ от 12 марта 2001 г. N 4-П определения арбитражного суда, выносимые по результатам рассмотрения возражений кредиторов в отношении размера требований, признанных управляющим (КС РФ признал не соответствующими Конституции РФ положения п. 3 ст. 55 Закона в части невозможности обжалования указанных определений).
4. Уведомление работников должника о предстоящем увольнении
В данном случае управляющий должен действовать в соответствии с трудовым законодательством РФ. Следует отметить, что в процессе конкурсного производства все работники подлежат увольнению даже в случае продажи бизнеса, хотя это положение небесспорно как с теоретической, так и с практической точек зрения. На практике возникают некоторые проблемы в силу того, что п. 5 ст. 112 Закона говорит о применении к случаям продажи предприятия порядка, установленного ст. 86 Закона для продажи бизнеса во время внешнего управления, а п. 2 ст. 86 предполагает сохранение в силе всех трудовых договоров (контрактов), действующих на момент продажи предприятия (при этом права и обязанности работодателя переходят к покупателю предприятия). На основании этого суды нередко поддерживают работников, настаивающих на сохранении трудовых отношений и предъявляющих соответствующие претензии к покупателям бизнеса на стадии конкурсного производства. В такой ситуации следует исходить из положения ч. 5 п. 3 ст. 101 Закона, в соответствии с которым конкурсный управляющий «уведомляет работников должника о предстоящем увольнении» — никаких исключений из этого правила Закон не предусматривает.
5. Работа с имущественными требованиями должника к третьим лицам
Управляющий предъявляет требования к лицам, к которым должник имеет права требования (очевидно, речь идет как о выплате денежных сумм, так и о передаче должнику имущества третьих лиц, на которое должник имеет право). Такие требования предъявляются в соответствии с общими нормами законодательства РФ.
6. Передача документов должника, подлежащих обязательному хранению в соответствии с Федеральными законами и иными правовыми актами РФ (таким образом, законы, указы Президента и постановления Правительства могут устанавливать особенности такого хранения)
7. Решение вопросов, связанных с судьбой сделок должника (отказ от сделок, опровержение сделок)
Управляющий может отказаться от текущих контрактов — сделок, заключенных должником до возбуждения конкурсного процесса либо в течение наблюдения (если на сделку не требовалось согласия временного управляющего), если срок исполнения этой сделки приходится на период конкурсного производства. Заявить отказ от определенных сделок должника управляющий имеет право в течение трех месяцев с момента введения конкурсного производства в соответствии с правилами, установленными ст. 77 Закона. Из этого следует вывод, что кредиторы, от сделок с которыми конкурсный управляющий не отказался, становятся текущими кредиторами; их требования должны быть исполнены управляющим без внесения в реестр, по мере их предъявления. Если таких требований несколько, то исполнение осуществляется по правилам ст. 855 ГК РФ.
Управляющий имеет право заявлять в суд требования о признании недействительными сделок должника. Представляется, что здесь речь может идти о сделках, противоречащих законодательству РФ, в частности Закону о банкротстве, включая сделки, заключенные внешним управляющим. Кроме того, на мой взгляд, конкурсный управляющий имеет право заявлять о признании недействительными сделок при наличии оснований, предусмотренных ст. 78 Закона, поскольку это соответствует цели увеличения объема имущества должника.
8. Предъявление требований к субъектам, несущим субсидиарную ответственность по обязательствам должника
Речь пойдет о действиях конкурсного управляющего в отношении лиц, виновных в доведении должника до банкротства.
Объем субсидиарной ответственности — разница между размером имущества должника (т.е. суммой средств, вырученных от его реализации) и суммой требований кредиторов. Очевидно, оба эти параметра могут стать более или менее точно известны только по окончании реализации имущества и после закрытия реестра требований кредиторов. Однако (и на практике нередки такие случаи) и после этого возможно как обнаружение другого имущества должника (либо, например, ликвидация дебиторской задолженности), так и заявление дополнительных требований кредиторами, что неизбежно приведет к необходимости осуществления перерасчета размера субсидиарной ответственности. Проблема осложняется тем, что в силу ч. 3 п. 5 ст. 101 Закона взысканные с субсидиарно ответственных субъектов суммы включаются в конкурсную массу и могут быть использованы только на удовлетворение требований кредиторов в порядке очередности, установленной Законом. Эта норма исключает возможность предъявления каких-либо требований кредиторами, не получившими полного удовлетворения, к субсидиарно ответственным лицам после окончания конкурсного производства, что представляется не вполне логичным и требующим изменения.
Из сказанного следует, что конкурсный управляющий должен предъявлять требования к субсидиарно ответственным лицам в конце конкурсного производства, после реализации имущества и закрытия реестра. И все равно он рискует, так как может потребоваться пересчет размера ответственности либо возврат части полученных в результате реализации такой ответственности сумм.
Кроме того, не исключено возникновение проблем в связи с процессом осуществления субсидиарной ответственности — обращение с требованием о выплате размера субсидиарной ответственности представляет собой длительный процесс, в ходе которого может появиться необходимость обращения взыскания на имущество, и даже возбуждения конкурсного процесса в отношении субсидиарного должника. Естественно, все это способно значительно затянуть конкурсное производство. Эти и другие проблемы вызваны недостатками норм Закона, регулирующих осуществление субсидиарной ответственности, что делает эти нормы сложноприменимыми на практике.
9. Реализация имущества должника
Управляющий проводит продажу имущества после его инвентаризации и оценки. В соответствии с п. 1 ст. 112 Закона «имущество подлежит продаже на открытых торгах, если собранием или комитетом кредиторов не установлен иной порядок продажи имущества». Исходя из этой нормы не вполне понятно, может ли собрание или комитет установить иной режим торгов (закрытие) или иной режим продажи (без торгов). В результате буквального толкования положения п. 1 ст. 112 Закона можно сделать вывод, что любое из указанных решений собрания или комитета будет законным. В любом случае управляющий должен получить согласие собрания или комитета на предложенные им порядок и сроки реализации имущества. Это может быть как согласие на каждую сделку отдельно, так и согласие на все действия управляющего в целом, данное, например, на первом собрании, проведенном после открытия конкурсного производства. К сожалению, Закон не отвечает на очень важный практический вопрос — что делать, если собрание и комитет расходятся во мнениях по данному вопросу. Думается, преимущественным должно являться мнение собрания, но все сделки будут являться действительными, если управляющий, получив согласие комитета, успел реализовать имущество до созыва собрания.
Имущество, являющееся ограниченно оборотоспособным, может быть продано только на закрытых торгах, в которых участвуют субъекты, обладающие правом иметь такое имущество в собственности или ином вещном праве. Исключенное из оборота имущество продаже не подлежит (следует отметить, что имущество, исключенное из оборота, на законных основаниях может оказаться только у должников — унитарных предприятий).
В соответствии со статьями 447 — 449 ГК РФ торги по продаже имущества проводятся с особенностями, установленными Законом о банкротстве. Организатором торгов выступает конкурсный управляющий либо специализированная организация, с которой управляющий заключает соответствующий договор и которая не должна быть заинтересованным лицом в отношении должника либо управляющего (заинтересованность определяется в соответствии со ст. 18 Закона). Отметим, что ГК РФ не упоминает о возможности конкурсного управляющего быть организатором торгов.
Как отмечалось выше, продажа имущественного комплекса (бизнеса) должника осуществляется управляющим в соответствии с правилами, установленными для внешнего управления, так как в силу п. 5 ст. 112 Закона продажа предприятия должника осуществляется в порядке, установленном ст. 86 Закона.
При продаже движимого имущества порядок, установленный для внешнего управления, не применяется. В случае невозможности продажи имущества на первых торгах конкурсный управляющий принимает решение о проведении повторных торгов либо о продаже такого имущества на основании заключения договора купли — продажи без проведения торгов. Поскольку ч. 2 п. 1 ст. 112 Закона устанавливает, что порядок и сроки продажи имущества должника (очевидно, имеется в виду любая продажа) должны быть одобрены собранием кредиторов либо комитетом кредиторов, то, по сути, получается, что кредиторы устанавливают стоимость имущества, подлежащего продаже (иначе проведение торгов либо заключение договора не будут считаться одобренными, следовательно, будут заключены с нарушением закона).
Таким образом, нередко возникает вопрос, как должен поступать управляющий, после того как на первых торгах продать имущество не удалось:

Во-первых, он должен прийти к выводу о целесообразности (либо ее отсутствии) проведения последующих торгов.

Во-вторых, спросить у кредиторов (собрания либо комитета) согласие на избранный способ реализации, а также на установление цены имущества (при проведении торгов она будет начальной). На практике весьма актуальным является вопрос, до какого предела могут снижать кредиторы начальную цену, т.е. сколько раз могут проводиться последующие торги. Закон не дает прямого ответа, но исходя из его общих положений напрашивается вывод, что торги могут проводиться неограниченное количество раз. Это зависит от того, что в конкретной ситуации кредиторам выгоднее — снижать первоначальную цену или позволить управляющему реализовывать имущество без проведения торгов.
При осуществлении продажи (уступки) имущественных прав требования должника управляющий должен руководствоваться нормами ст. 88 Закона. Права требования должника реализуются на открытых торгах, если иной порядок уступки не установлен собранием или комитетом кредиторов. Следует отметить некоторую непоследовательность норм ст. 113 Закона — по сути, п. 2 этой статьи отменяет режим, установленный в п. 1. В п. 1 сказано, что иной порядок реализации прав требования может быть установлен кредиторами — то есть если кредиторы не приняли конкретного решения по этому вопросу, то управляющий может проводить открытые торги. А в п. 2 ст. 113 Закона сказано о необходимости применения ст. 88 Закона, в силу которой на осуществление уступки прав требования необходимо согласие кредиторов. Таким образом, мы приходим к выводу именно о необходимости получения согласия собрания или комитета кредиторов на уступку прав требования должника.
Итак, мы рассмотрели основные полномочия конкурсного управляющего и особенности их осуществления. Все эти функции направлены на формирование конкурсной массы (вопросы, связанные с конкурсной массой, не являются целью настоящей статьи).
В связи с названными полномочиями и направлениями деятельности конкурсного управляющего возникает вопрос об определении статуса этого субъекта. В настоящее время ни Закон, ни доктрина ответа на этот вопрос не дают. На мой взгляд, конкурсный управляющий (так же, как и внешний управляющий) может быть назван органом юридического лица — должника, назначаемым в особом порядке, предусмотренном Законом. Подтверждением этой позиции является порядок деятельности управляющего, в ходе которой он заключает определенные сделки в процессе хозяйственной деятельности должника, а права и обязанности по этим сделкам возникают у юридического лица. Кроме того, управляющий действует от имени юридического лица — должника без доверенности, в силу своего статуса.
ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

«ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ)»
от 30.11.1994 N 51-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 21.10.1994)
«ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ВТОРАЯ)»
от 26.01.1996 N 14-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 22.12.1995)
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 08.01.1998 N 6-ФЗ
«О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ)»
(принят ГД ФС РФ 10.12.1997)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 12.03.2001 N 4-П
«ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ РЯДА ПОЛОЖЕНИЙ ФЕДЕРАЛЬНОГО
ЗАКОНА «О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ)», КАСАЮЩИХСЯ ВОЗМОЖНОСТИ
ОБЖАЛОВАНИЯ ОПРЕДЕЛЕНИЙ, ВЫНОСИМЫХ АРБИТРАЖНЫМ СУДОМ ПО ДЕЛАМ О
БАНКРОТСТВЕ, ИНЫХ ЕГО ПОЛОЖЕНИЙ, СТАТЬИ 49 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «О
НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ) КРЕДИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ», А ТАКЖЕ
СТАТЕЙ 106, 160, 179 И 191 АРБИТРАЖНОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В СВЯЗИ С ЗАПРОСОМ АРБИТРАЖНОГО СУДА
ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ, ЖАЛОБАМИ ГРАЖДАН И ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ»
ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО Президиума ВАС РФ от 06.08.1999 N 43
«ВОПРОСЫ ПРИМЕНЕНИЯ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ
(БАНКРОТСТВЕ)» В СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ»
ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО Президиума ВАС РФ от 14.06.2001 N 64
«О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ ПРИМЕНЕНИЯ В СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО
ЗАКОНА «О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ)»
Законодательство и экономика, N 3, 2002

Арбитражный управляющий «Каймана» о недовольстве обманутых дольщиков: Они заблуждаются

Накануне пикета обманутых дольщиков ООО «Кайман» в Рязани, арбитражный управляющий Оксана Гудкова встретилась с представителями СМИ. Она рассказала, что в отношении ООО «Кайман» было введено конкурсное производство, и свои обязанности арбитражный управляющий исполняет на основании решения суда от 22 сентября 2011 года.

Про проводимые дольщиками пикеты Гудкова, по её словам, не знала, равно как и про то, что участники пикетов обвиняют её в том, что работа арбитражного управляющего направлена на исполнение интересов «Рязанского долгового центра».

– Это абсолютно не так. Арбитражный управляющий – лицо независимое, назначается судом. Поэтому, они заблуждаются, – отметила Оксана Гудкова.

По словам арбитражного управляющего, на данный момент, в рамках конкурсного производства, была проведена инвентаризация и оценка имущества.

– Дело в том, что «Кайман» – это первая процедура банкротства застройщика, которая идёт по новому закону «О застройщиках», принятом в августе 2011 года, – сказала Гудкова. – Процедура сложная, объём работы огромный. И введение процедуры банкротства даёт возможность некоторым образом обеспечить интересы дольщиков. Поскольку, практически большая часть дольщиков предъявила свои требования. И эти требования включаются как в реестр передачи жилых помещений, когда лицо может требовать передачу квартиры, так и в реестр требования кредиторов, когда компенсируется разница между суммой, уплаченных денежных средств, и стоимостью того, что построено.

Также Оксана Гудкова отметила, что 4 апреля состоялся комитет кредиторов, на котором было принято решение о продаже части имущества для того, чтобы хоть как-то наполнить конкурсную массу, так как денежных средств у предприятия практически нет, а документы отсутствуют.

– Огромная проблема связана с тем, что отсутствуют договоры долевого участия, документы, подтверждающие дебиторскую задолженность, элементарные бухгалтерские документы: расчётные счета, кассы. И собрать воедино некий бухучёт того, что там было, сейчас очень проблематично, – пояснила Оксана Гудкова.

Комментариев нет, будьте первым кто его оставит