Оспаривание сделок при банкротстве

Содержание
  1. Оспаривание сделок при банкротстве
  2. Оспаривание сделок при банкротстве
  3. Оспаривание сделок при банкротстве
  4. Семинар: Оспаривание сделок в процедуре банкротства. Практическое применение.
  5. III. Возможность оспаривания сделок при банкротстве

Оспаривание сделок при банкротстве

Федеральный закон от 28.04.2009 № 73-ФЗ закрепил специальные механизмы, позволяющие оспорить сделки должника-банкрота, совершенные последним в определенный временной промежуток, получивший легальный термин – «период подозрительности».

Нормативное регулирование данных механизмов осуществляется главой III.1 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве), раскрывающей признаки и критерии оспоримых сделок должника, а также последствия их совершения и порядок оспаривания. Указанные нормы заимствованы из положений европейского и североамериканского правопорядков, подтвердивших жизнеспособность успешной и активной правоприменительной практикой.

Специфика российского коммерческого оборота, активное использование в предпринимательской деятельности, так называемых, «операционных компаний», перераспределение а проще говоря «вывод» активов, катастрофическая ситуация с исполнением судебных актов, которое не превышает двадцати процентов от числа вынесенных судебных актов, требовало введения новых правовых институтов в действующий правопорядок, позволяющих смягчить последствия от негативных проявлений ведения бизнеса, которое с позиции ординарного гражданского оборота является правомерным, хотя по существу направлены против интересов его участников.

В статье 61.2 Закона о банкротстве раскрываются два типа оспоримых сделок.

Первой является сделка, совершенная в течение одного года до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом может признана недействительной на основании одного объективного критерия – нерыночная цена сделки. В этом случае законодатель намеренно отступил от общегражданского принципа свободы определения цены договора (ст. ст. 1, 424 Гражданского кодекса Российской Федерации), что абсолютно обосновано, поскольку реализация активов по заниженной стоимости сама по себе противоречит существу предпринимательской деятельности и не имеет экономически обоснованной цели. Иные обстоятельства, в том числе добросовестность контрагента, при оспаривании сделки на основании пункта 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве не имеют правового значения.

Вторая сделка является более сложной по предмету доказывания её оспоримости. В соответствии с п.2 ст.61.2 Закона о банкротстве сделка может быть признана недействительной если одновременно выполняются следующие условия:

  1. сделка совершена с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов;
  2. в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов;
  3. другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки;
  4. сделка совершена в течение трех лет до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом.

Вред, причиненный совершенной сделкой оценивается с позиции содержания данного понятия, данного в ст. 2 Закона о банкротстве. Т.е. достаточно установить уменьшение стоимости или размера имущества должника или увеличение размера имущественных требований к должнику.

Злонамеренная цель, а также осведомленность стороны о ней являются практически не доказуемыми элементами состава недействительности сделки, в связи с чем законодателем введены презумпции, призванные облегчить процесс доказывания недобросовестности должника и его контрагента.

Общее обстоятельство, «включающее» действие презумпций злонамеренной цели и осведомленности об этой цели контрагента является факт заключения сделки с заинтересованным лицом, при условии наличия признаков несостоятельности должника на момент заключения оспоримой сделки.

Тенденция законодательного расширения круга лиц, участвующих или потенциально имеющих возможность участвовать в принятии решений юридическим лицом прямо, либо опосредованно, свидетельствует о частичном признании квазисамостоятельности организации как классического участника гражданских правоотношений, по существу лишенного основополагающего гражданского принципа свободы воли. Готовность устанавливать схемы корпоративного контроля банкротными составами показало дело «Макси-Групп» (постановление ФАС Уральского округа от 12.05.2012 №Ф09-727/10 по делу № А60-1260/2009).

При отсутствии корпоративных взаимосвязей между участниками подозрительной в той мере, в какой они определены в ст. 19 Закона о банкротстве (заинтересованные лица), нормы предлагают иные условия, при которых условия о цели причинения вреда кредиторам и осведомленности контрагента будут считаться доказанными.

Пунктом 6 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 разъяснено, что цель причинения вреда презюмируется, если одновременно выполняются условия о наличии признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества Должника, а также любого иного из перечисленных в абзацах втором – пятом пункта 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, которые с определенной условностью можно назвать косвенными признаками «недобросовестного контрагента» и порочности сделки по данному основанию.

В силу абзаца первого пункта 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве предполагается, что другая сторона сделки знала о цели должника, если она осведомлена об ущемлении интересов кредиторов должника либо признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. Представляется, что наиболее вероятным предметом доказывания по делам об оспаривании сделок в рамках банкротства является установление знания контрагента о наличии признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества должника на момент совершения сделки, поскольку ущемление прав кредиторов предполагает процессуальное установление того факта, что сторона сделки каким –то образом должна узнать о наличии кредиторов должника и вероятности ущемления их прав, что навряд ли облегчит положение доказывающей стороны (постановление ФАС Северо-Западного округа от 06.10.2010 г. по делу № А66-9749/2009).

Пленум ВАС РФ в пункте 7 Постановления № 63 сориентировал правоприменителей относительно толкования нормы о знании контрагента о существовании указанных в п.2 ст. 61.2 Закона о банкротстве обстоятельств, исходя из принципа проявления хозяйствующим субъектом должной осмотрительности и осторожности, сформулировав официальное толкование следующим образом: «При решении вопроса о том должна ли была другая сторона сделки знать об указанных обстоятельствах, во внимание принимается то, насколько сторона договора, действуя разумно и проявляя требующуюся от неё по условиям оборота осмотрительность установить наличие этих обстоятельств».

В этом же пункте Пленума содержится пример того, что любое лицо должно знать о введении в отношении контрагента процедуры в деле о банкротстве и, как следствие, наличия признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества, поскольку данные сведения в силу ст. 28 Закона о банкротстве подлежат обязательному опубликованию.

При этом, практика показывает, что большинство сделок имеющих признаки «предбанкротного вывода активов» совершаются в преддверии возбуждения дела о банкротстве, например в период судебных разбирательств с кредиторами, имеющими продолжительный период, что осложняет процесс доказывания сложного юридического факта – осведомленность стороны, поскольку в этом случае публикация сведений о банкротстве происходит уже после совершения сделки.

В связи с этим, вопрос о пути практики применения принципа требуемой осторожности и осмотрительности при совершении сделки в предбанкротный период встала достаточно остро.

Следует оговориться, что судебная арбитражная практика в настоящий момент находится в стадии становления, хотя судебных споров в исследуемой сфере было рассмотрены достаточно много. Всё же необходимо понимать, что нормы, введенные в действие в 2009 году имеют институциональное значение и существенно изменили ранее действующий правопорядок в сфере оспаривания сделок должника.

В качестве доказательств, свидетельствующих об осведомленности стороны сделки о наличии признаков неплатежеспособности должника, может выступить деловая переписка (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 20 мая 2010 по делу № А03-7673/2009; постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 15.11.2012 по делу №аА33-13221/2010); а также приостановление расчетов с самой стороной сделки (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда 26.07.2011 по делу №А565789/2010).

По данному вопросу дополнительно следует, отметить, что постановлением Президиума ВАС РФ от 20.03.2012 года №14104/11 по делу № А45-14463/2010 кредитные организации были выделены в отдельную группу хозяйствующих субъектов, которые в силу договорных условий, банковских правил и обычаев имеют возможность на протяжении всего договорного периода отслеживать состояние своего контрагента и фиксировать признаки несостоятельности, что Президиумом было оценено в качестве достаточного признака осведомленности кредитной организации о несостоятельности своего контрагента (в большинстве случаях — заемщика).

Следуя логике разъяснений Пленума ВАС РФ (постановление от 23.12.2010 №63, п.7) о наличии открытых Интернет – источников, содержащих сведения о банкротстве, можно было бы предположить, что наличие сведений о предъявленных и рассмотренных требованиях к должнику в системе Высшего Арбитражного Суда РФ (картотека дел — kad.arbitr) также может быть оценено как осведомленность контрагента о наличии признаков неплатежеспособности.

Вместе с тем, данный вопрос однозначного ответа в правоприменительной практике арбитражных судов пока не нашел. Суды готовы оценивать данный довод, косвенно свидетельствующий и о наличии признаков неплатежеспособности и об осведомленности контрагента должника, но скорее в совокупности с иными основаниями, но не в качестве самостоятельного и достаточного аргумента (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 26.10.2012 по делу №А46-13247/2010; постановление ФАС Московского округа от 11.05.2012 по делу №А 41-15250/2010).

При этом анализ судебной арбитражной практики по состоянию на декабрь 2012 года выявил не повсеместную, но всё же определенную тенденцию о сдержанном применении принципа «требуемой осторожности и осмотрительности», продемонстрированную судами кассационной инстанции некоторых округов (постановление ФАС Московского округа от 15.06.2012 по делу №А 40-81423/10; постановления ФАС ЦО от 30.10.2012 по делу № А09-4144/2011 и от 19.10.2012 по делу №А48-3171/2010). Видимо направление дела на новое рассмотрение произведено кассациями с целью соблюдения прав добросовестных контрагентов должников и более тщательной проверки признаков их добросовестности или обратного.

Федеральный арбитражный суд Московской области в постановлении от 26.07.2012 по делу №А40-77398/10 прямо указал на ошибочность такого подхода, при котором наличие споров с кредиторами должника на момент совершения оспариваемой сделки, может рассматриваться в качестве доказательства объективного существования признаков неплатежеспособности должника и осведомленности об этом контрагента.

В любом, случае, очевидно, что сигнал, данный Пленумом ВАС РФ в седьмом пункте постановления от 23.12.2010 №63 не может быть ограничен исключительно приведенным высшим судом примером.

Вместе с тем, по нашему мнению, игнорирование процессуальной оценки тех источников, которые должны быть доступны каждому «осторожному и осмотрительному» контрагенту с позиции разъяснений пункта 7 постановления Пленума ВАС РФ №63, в конечном итоге может привести к различному правовому режиму и смягчению требований добросовестного поведения в отношении закрытых компаний по сравнению с открытыми (публичными) формами, поскольку последние обязаны публиковать периодические отчеты и бухгалтерскую отчетность. Организации закрытых организационно-правовых форм не публикуют сведения о финансово-хозяйственном состоянии, следовательно, иных источников кроме публикаций о предъявленных в официальном порядке имущественных требований к такому должнику на практике просто не существует. Положения об истребовании контрагентом бухгалтерских отчетов и периодической отчетности контрагентом перед совершением сделки не предусмотрено ни законодательством, ни обычаями делового оборота, хотя в этом случае можно было бы применить подходы, выработанные высшими судами при рассмотрении налоговых споров при оценке налоговой выгоды (постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53). Обратное положение в силу ст.19 Конституции РФ и ст. 1 ГК РФ, закрепивших равенство участников, в том числе и экономических правоотношений, не может быть признано допустимым, в силу чего представляет возможным позитивно оценить перспективу развития практики оспаривания подозрительных сделок, даже при отсутствии явной заинтересованности сторон. ©

Оспаривание сделок при банкротстве

Накануне майских праздников Пленум ВАС РФ утвердил постановление, содержащее ориентиры для арбитражных судов при разрешении споров об оспаривании сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)». Ознакомимся с выработанной позицией высших арбитров.

Постановление Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 подготовлено в связи с принятием Федерального закона от 28.04.2009 № 73-ФЗ (комментарий к закону см. на с. 9), которым внесены существенные изменения в Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон № 127-ФЗ), в частности по вопросу об оспаривании сделок должника при банкротстве.

Стороны процесса оспаривания

В предусмотренных Законом № 127-ФЗ случаях[1] арбитражный управляющий вправе от своего имени предъявлять иски о признании сделок должника недействительными. ВАС РФ отметил, что, поскольку такое признание влияет на права и обязанности должника, ответчиком или одним из ответчиков должен быть должник. Если последний не указан в качестве ответчика, суд должен привлечь должника к участию в деле с согласия истца. Данные рекомендации прекратят распространенные случаи отклонения исков по причине неуказания в качестве ответчика должника.

Аналогичным образом решается вопрос о привлечении должника в качестве ответчика при оспаривании сделки, если истцом выступает внешний (конкурсный) управляющий. Такое право ему предоставлено п. 1 ст. 94 и п. 1 ст. 129 Закона
№ 127-ФЗ, в соответствии с которыми с даты введения внешнего управления (открытия конкурсного производства) полномочия органов управления должника осуществляет внешний (конкурсный) управляющий.

Помимо конкурсного управляющего правом на оспаривание сделок должника в период конкурсного производства обладают также и кредиторы. Последние могут выступать инициаторами оспаривания, если:

  • сделка влечет за собой предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими кредиторами. Такая сделка должна быть совершена должником после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и (или) в течение шести месяцев, предшествовавших подаче такого заявления (п. 3 ст. 103 Закона № 127-ФЗ);
  • исполнение сделки нарушает права и законные интересы кредиторов. Такая сделка должна быть совершена должником в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом, и связана с выплатой (выделом) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с его выходом из состава учредителей (участников) должника (п. 4 ст. 103 Закона № 127-ФЗ).

Следующий инициатор оспаривания, как указал ВАС РФ, не может быть таковым. Это касается представителей прокуратуры. К подобному выводу пришел ВАС РФ, проанализировав Закон № 127-ФЗ и ст. 52 АПК РФ, предоставляющую прокурору право обращаться в суд с исками, связанными с недействительностью сделок должника по общим основаниям недействительности сделок, предусмотренных гражданским законодательством. Ввиду того что Закон № 127-ФЗ не называет ни прокурора, ни должника в числе лиц, имеющих право на обращение в суд с исками, связанными с недействительностью сделок должника по специальным основаниям, предусмотренным Законом № 127-ФЗ, прокурор не может обращаться в арбитражный суд с такими исками.

Отдельное внимание в постановлении уделено вопросу, кого можно причислить к заинтересованным лицам, с которыми заключены сделки, имеющие все шансы быть оспоренными. Напомним, что в соответствии с п. 2 ст. 103 Закона № 127-ФЗ сделка, совершенная должником с заинтересованным лицом, признается судом недействительной по заявлению внешнего управляющего, если в результате ее исполнения кредиторам или должнику были или могут быть причинены убытки.

Под заинтересованными лицами, пояснил ВАС РФ, понимаются лица, являющиеся заинтересованными по отношению к должнику и признаваемые таковыми на основании п. 1 и 2 ст. 19 Закона № 127-ФЗ.

Отметим, что в перечне заинтересованных лиц содержится указание на иных лиц. Из-за отсутствия единых подходов при их определении ВАС РФ дал разъяснение.

Под иными лицами понимаются лица, признаваемые законодательством о юридических лицах заинтересованными в совершении юридическим лицом сделки[2].

В частности, если должник является акционерным обществом, заинтересованными по отношению к нему лицами признаются член совета директоров (наблюдательного совета), лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа (в том числе управляющая организация или управляющий), член коллегиального исполнительного органа, акционер, имеющий совместно с его аффилированными лицами 20% и более голосующих акций общества, лицо, имеющее право давать обществу обязательные для него указания, а также их супруги, родители, дети, полнородные и неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные и (или) их аффилированные лица.

Другие предусмотренные законодательством о юридических лицах критерии отнесения сделок к числу сделок с заинтересованностью для целей п. 2 ст. 103 Закона № 127-ФЗ не применяются.

Арбитражный управляющий также может стать заинтересованным лицом, поскольку на него возлагаются полномочия руководителя должника, следовательно, к нему применяются все меры ответственности, установленные для руководителя должника. В связи с этим на основании абз. 3 п. 1 и п. 2 ст. 19 Закона № 127-ФЗ супруг, родственники по прямой восходящей и нисходящей линии, сестры, братья и их родственники по нисходящей линии, родители, сестры и братья супруга внешнего или конкурсного управляющего являются заинтересованными лицами по отношению к должнику в период наличия у этого внешнего или конкурсного управляющего соответствующих полномочий.

Итак, в руках арбитров и лиц, вовлеченных в дела о банкротстве, появился разъясняющий документ, который будет учитываться при судебном разрешении споров об оспаривании сделок должников. Новое постановление поможет исправить ошибочные суждения арбитров и сформировать единые подходы к разрешению однотипных споров.

[1] Абзац 2 п. 1 ст. 66, абз. 7 п. 4 ст. 83, абз. 5 п. 1 ст. 99, абз. 2 п. 7 ст. 103, абз. 2 п. 4 ст. 129 Закона № 127-ФЗ.

[2] Пункт 1 ст. 81 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах», п. 1 ст. 45 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», п. 1 ст. 27 Федерального закона от 12.01.96 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях».

Оспаривание сделок при банкротстве

Добрый день, помогите, пожалуйста, советом. Наша компания в октябре 2011 года продала объекты недвижимости другой компании. В ноябре 2011 года третья компания выиграла у нашей компании суд и мы до сих пор должны им около 4 млн. руб. Мы опасаемся, что эта третья компания (кредитор) начнет оспаривать нашу сделку с недвижимостью. Как нам в этой ситуации оценить риски? С уважением, Антон Р.

Антон, добрый день! Для начала необходимо проверить по базе Высшего арбитражного суда, не подавалось ли заявление в отношении Вашей компании о признании должника банкротом. Предположим, что такое заявление по состоянию на сегодняшний день не подавалось.

В законе о банкротстве есть отдельная глава, посвященная оспариванию сделок должника при несостоятельности (банкротстве) должника. Это глава III. 1.

Главой «Оспаривание сделок должника» определено, что разные сделки должника могут быть оспорены в течение разного срока до принятия заявления о банкротстве:
— Недействительные (оспоримые) сделки в течение 1 года;
— Недействительные (ничтожные) — в течение 3 лет;
— Подозрительная сделка — в течение 1 года (неравноценное встречное исполнение) или 3 года (в целях причинения вреда имущественным интересам кредиторов);
— Сделка, влекущая за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами — в течение 6 месяцев.

Сейчас трудно предположить, под какую из категорий будет подведена сделки. Это, во многом, зависит от профессионального уровня заинтересованных лиц и от тех документов, которые будут в их распоряжении. Но, если рассуждать исходя из того, что есть, то получается следующее.

Сделки с недвижимостью прошли в октябре 2011г. Уже прошло более 2-х лет, заявление о банкротстве до сих пор не зарегистрировано. Следовательно, часть оснований для оспаривания уже отпала (оспоримые сделки, сделки с предпочтением, подозрительные с неравноценным встречным исполнением).

Но часть оснований, по которым предусмотрен 3-х летний срок оспаривания, осталась (ничтожность и подозрительность в целях причинения вреда имущественным интересам кредиторов). Ничтожность вряд ли может быть применена (уж очень серьезные должны быть нарушения, чтобы сделку признали ничтожной). Причинение имущественного вреда интересам кредиторов? Это может быть. Так как сделки «прошли» незадолго до вынесения судебного решения по иску кредитора.

Поэтому риски сохраняются, хотя и в значительно меньшем объеме. Если оценивать эти риски с точки зрения теории, закона.

Если оценивать эти же риски с точки зрения практики, российских реалий, то, вероятнее всего, риски минимальны. Если компания-кредитор имела бы намерение затеять банкротство, то уже давно бы это сделала. Вряд ли бы она стала так долго и терпеливо выжидать из-за 4 млн. руб. Если только объем Ваших сделок с недвижимостью не был во много крат больше.

Скорее всего, компания-кредитор попробовала получить свои деньги обычным простым путем, ничего не вышло, тему и закрыли.

Обращаем Ваше внимание на то, что указанное выше является частным субъективным мнением, которое не может быть положено в качестве единственного основания для бизнес-решения. При принятии такого решения следует исходить из наиболее пессимистичного прогноза, в соответствии с которым по-прошествии какого-то времени (6-12 месяцев) необходимо будет погасить задолженность перед кредитором. Или поставить под угрозу сделку Вашей компании по отчуждению недвижимости. Конкретные рекомендации мы можем дать только после рассмотрения всех документов и более подробного анализа ситуации в целом.

Если Ваша ситуация связана с данным или любым другим вопросом, связанным с банротством, позвоните нам по телефону (495) 762-3290 и получите профессиональную консультацию юриста, который поможет Вам разобраться в ситуации и обеспечит юридическую защиту Ваших интересов в суде.

Семинар: Оспаривание сделок в процедуре банкротства. Практическое применение.

Все читали закон о банкротстве, но далеко не все реально представляют себе практические проблемы его применения.

Приглашаем Вас на авторский семинар-практикум Шарипова Р.Р. 25 июня 2013г.

Оспаривание сделок в процедуре банкротства. Практическое применение.

Опытный юрист-практик расскажет о том, как нападать и защищаться при проведении процедуры банкротства, об экономическом эффекте от правильно совершенных сделок, рассмотрит актуальную судебную практику по оспариванию сделок при банкротстве, даст практические рекомендации по минимизации Ваших рисков.

Семинар будет интересен арбитражным управляющим, юристам, непосредственно сталкивающимся с проблемами несостоятельности предприятий с той или иной стороны «баррикад».

Автор и ведущий: Шарипов Равиль Раисович, руководитель отдела «Центр судебной защиты» Группы компаний «ЛЕВЪ&ЛЕВЪ-АУДИТ», стаж работы в области консалтинга – 8 лет. Специализируется в области защиты интересов в арбитражных судах, судах общей юрисдикции, по делам о банкротстве.

УСЛОВИЯ УЧАСТИЯ: Обязательна предварительная регистрация.

3750 руб. — за одного слушателя.

3250 руб. — за второго и последующего слушателя от одной компании, членов СОО ООО МиСП «ОПОРА РОССИИ».

3000 руб. — для Клиентов Группы компаний «ЛЕВЪ&ЛЕВЪ-АУДИТ».

В стоимость участия включен раздаточный материал и кофе-брейки.

ДАТА И ВРЕМЯ ПРОВЕДЕНИЯ: 25 июня 2013 года, с 10:00 до 14.00 (регистрация с 9:30).

МЕСТО ПРОВЕДЕНИЯ: Екатеринбург, пр. Ленина, д.5/1, первый этаж.

КОНТАКТЫ ДЛЯ РЕГИСТРАЦИИ: тел. (343) 371-77-66, 377-60-47, сот. 8-965-54-57-190, e-mail: [email protected]

Практика основания оспаривания сделок. Лица, уполномоченные оспаривать сделки.

1) общие основания;

2) специальные основания, предусмотренные законом о банкротстве;

3) лица, уполномоченные оспаривать сделки.

Виды оспоримых сделок.

1) Подозрительные сделки

сделка с неравноценным встречным исполнением;
сделка, совершенная с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов;
2) Сделки должника, влекущие за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами (Сделка с предпочтением);

обычная сделка с предпочтением;
«отягченная» сделка с предпочтением.
3) Особенности оспаривания отдельных сделок должника.

4) Последствия признания сделки недействительной.

III. Возможность оспаривания сделок при банкротстве

Положения о ликвидационном неттинге, как правило, сформулированы таким образом, что они автоматически прекращают договор либо предоставляют право на расторжение (рамочного) договора стороне, должным образом исполняющей свои договорные обязательства, причем заблаговременно, еще до начала процедур банкротства, при появлении первых признаков (например, неисполнение договорных обязательств). Перенесение прекращения договора на более ранний момент времени призвано обезопасить от коллизии с правом выбора арбитражного управляющего. Однако подобные положения договоров подвержены риску оспоримости в соответствующих юрисдикциях, если будет сочтено, что они ставят кредитора в невыгодное положение. Так же как и в законодательстве большинства государств, в российском праве существуют нормы об оспаривании сделок при банкротстве. В соответствии с Федеральным законом от 28 апреля 2009 г. N 73-ФЗ “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации”, вступившим в силу 5 июня 2009 г., были всесторонне ужесточены правила для всех текущих и будущих процедур банкротства.

Так в § 6.3 российских Примерных условий договора о срочных сделках на финансовых рынках 2009 г. (см. выше, сн. 1 на с. 322).

Из общего Федерального закона N 127-ФЗ было исключено прежнее положение об оспаривании сделок (ст. 103). Взамен в Закон была включена новая гл. III.1 “Оспаривание сделок должника” (ст. ст. 61.1 – 61.9), которая, по крайней мере с точки зрения немца, чересчур многословно перечисляет все возможные случаи ущемления прав и законных интересов кредиторов, а также критерии определения недобросовестности контрагента. Аналогичные изменения были приняты для кредитных организаций: оспаривание сделок в соответствии со ст. 28 Федерального закона N 40-ФЗ (временная администрация) было значительно расширено путем отсылок к п. 1 ст. 50.34 рассматриваемого Федерального закона (касательно механизма реализации см. п. 1 (3) ст. 50.10 Федерального закона N 40-ФЗ). Отсылка, предусмотренная в п. 1 ст. 28 Федерального закона N 40-ФЗ, относительно вопросов банкротства к другим законам (с учетом особенностей Федерального закона N 40-ФЗ) была уточнена и теперь содержит прямое указание на общий Федеральный закон N 127-ФЗ (с расширенным перечнем оснований оспаривания, предусмотренным ст. 61.1, а также последующими статьями данного Закона). Одновременно с этим из Федерального закона N 40-ФЗ было исключено ставшее лишним основание оспаривания, предусмотренное п. 2 ст. 28 прежней редакцией данного Закона (оспаривание, если цена сделки и иные условия существенно в худшую для кредитной организации сторону отличаются от цены и иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки).

В свете вышеописанного ужесточения законодательства о банкротстве необходимо заметить, что до внесения изменений в Федеральный закон N 39-ФЗ в соответствии с Федеральным законом о внесении изменений N 281-ФЗ в ноябре прошлого года имела место реальная опасность оспаривания ликвидационного неттинга, предусматриваемого (рамочными) договорами. Также в связи с этим остается неясной возможность распространения действия ст. 51.4 Федерального закона N 39-ФЗ в новой редакции в части признания рамочных договоров на правоотношения, возникающие при банкротстве.

Законопроект о неттинге не предусматривает пересмотра норм об оспаривании сделок при банкротстве. Это было бы вполне разумно, так как в законопроекте нигде не говорится о том, что положения о прекращении рамочных договоров относятся только к законодательству о контроле в области рынка ценных бумаг и не относятся к законодательству о банкротстве (к примеру, немецкое законодательство в этом вопросе отличается: там предусмотрено даже прекращение рамочных договоров о “финансовых услугах” в силу закона (предл. 1 и 3 абз. 2 § 104 Положения о банкротстве (InsO) ). Однако, с другой стороны, нормы о правах арбитражных управляющих по-прежнему вызывают серьезные сомнения применительно к рамочным договорам в том, что в случае банкротства российского контрагента прекращение договора (автоматическое или на основании заявления соответствующей стороны договора) является допустимым.

Комментариев нет, будьте первым кто его оставит